закрыть

Регистрация

 

 



закрыть

Забыли пароль?

Введите ваш адрес электронной почты – мы вышлем вам новый

  


закрыть

Пожалуйста авторизуйтесь или пройдите короткую процедуру регистрации

 

Забыли пароль?

ГлавнаяИдеи для путешествийПознавательное путешествие → Стамбул : Материализация чувственных идей

Стамбул : Материализация чувственных идей

Стамбул

ФОТО

09 июля 2010 г.

Автор: Лимонадный Джо

Дата начала: 11 июня 2010 г.
Дата окончания: 14 июня 2010 г.

 

 

Диспозиция
 
После многочисленных консультаций с целой группой стамбулофилов, умудрившейся войти в клинче противоположных мнений и оценок того, что в Стамбуле mustsee, а что mustpee я чувствовал себя в силах сделать и то и другое.
 
Почти как в гайдаевской «Брильянтовой руке» - «по совету друзей», я все же поселился в квартале Султанахмет, т.е. буквально в центре «стамбульского всего». Основной резон был – экономия времени и ошибочное, как я сообщил в певрой части своего рассказа «Стамбульская неожиданность», представлении об атмосфере старого Стамбула.
 
 
 
Основная идея состояла в том, чтобы разделить передвижения по европейской части на три этапа:
 
  • Первый этап
 
Использование местоположения – непосредственная близость от трех из наиболее значимых построек в городе - Св. София, Мечеть Султанахмет a.k.a. Голубая Мечеть (тур. - Мави Джамии) и старый султанский дворцовый комплекс Топкапы, а так же россыпь мелких достопримечательностей вокруг них. Прогулка по старому (бывшему) армянскому кварталу Джанкуртаран, что зажат между задворками мечети Султанахмет и Босфором. Прогулка по кварталу Сиркеджи до одноименного вокзала и стуолочной площади возле египетского рынка и Новой мечети, что у Галатского моста.
 
  • Второй этап
 
Увеличение радиуса. Да, есть в Дажнкуртаране «малая Св. София», да есть измененное с присущим стамбульским девелоперам «вкусом» помещение подземного водохранилища «Цистерна «1001» колонна». Если вы посмотрите в любой путеводитель – станет ясно, что со стороны Мраморного моря достопримечательностей практически нет вплоть до самых городских стен. Поэтому основное внимание второго этапа сосредотачивалось на кварталах Балат и Фенер, что примыкают к городским стенам со стороны Золотого Рога. И обратная прогулка до квартала Фатих.
 
Даже по предварительной оценке получалось, что город довольно большой и бывалые люди «стирали ноги до плеч» в поисках прекрасного, поэтому было решено (не без подсказок из зала) поберечь ноги и воспользоваться прогрессивным транспортным средством – речным «трамваем», идущим вдоль бухты Золотой Рог и выйти чуть подальше, за городскими стенами, дабы среди прочего насладиться исчезающей пасторалью верховья бухты в округе Эйюп, с низкими заросшими берегами в округе, где в тени деревьев консервативные стамбульские семьи из окрестных кварталов проводят часы вечернего досуга, наполняя густой воздух запахом десятков мангалов и жаровен. Но, это будет потом. Пока же нас ждал жесткий лимит времени и четкий распорядок действий. Как поет в одной из своих песен А. Кортнев: График, у меня есть график. А все, что мимо графика – нафиг».
 
  • Третий этап
 
Стамбульское «все остальное». Посещение округа Бейоглу, района Галата с ее легендарной ул. Истикляль, знакомой многим незнакомым со Стамбулом, но знакомой с булгаковским романом «Бег», как злачная Пе’ра (или точнее RuedePera). Еще воспетая и восславленная авторами путеводителей и копирайтерами Галатская башня. И, конечно, берег Босфора в этой части города, «алисыстворяющий» новую судьбу и историю турецкого государства с мечетями, дворцовыми и университетскими комплексами, в прогрессивном облике которых не больше турецкого, чем в четвертом по величине городе Турции, как теперь некоторые (почти) в шутку называют Берлин.
 
Этап Три+
 
Это т.н. разное в виде шопинга настоящих турецких товаров, а не их жалких пакистанских подделок. Еще приобщение к аутентичной турецкой кухне, завлекающие признаки которой мы можем наблюдать тут и там в кулинарных традициях соседних стран и бывших «союзных республиках» Османской империи. Разумеется, очень хотелось попробовать настоящую шаурму, такую, как ее готовят турки для себя. А не для «тУриков». Если перевести этот сложный термин для жителей нашей северо-западной столицы – получится оскорбляющее слух всякого интернационалиста и космополита слово «шаве-е-Е-ерма». И наконец, то, для чего собственно затевалась эта поездка – некое торжественное семейное мероприятие, с датой которого, по иронии фортуны, совпала эта «неслужебная командировка», о которой я упоминал в первой части.
 
 
Взгляд без розовых очков
 
«Материализация чувственных идей суть сложнейшая задача научной магии» - говаривал кинематографический граф Калиостро в небезызвестной фильме «Формула любви». И в этот раз мы не смогли не согласиться с этим утверждением – пробуждение чувств к материальным объектам этого города требует серьезной «метафизической» подготовки.
 
Этап первый прошел в целом без сюрпризов. Какие уж тут сюрпризы, когда «золотая тройка» видна из окна и до нее две минуты ходу. А подземное водохранилище «Цистерна Базилика» и вовсе проходит прямо под тобой.
 
Первое городское впечатление – это даже не вид на Св. Софию, а кислотного цвета домики на улице Йребатан, где находится вход в Цистерну Базилику. Их, правда, две-три штуки таких, но рекламные издатели вложили всю мощь своего творческого пыла, чтобы создать у туриста представление о городе, как о сказке. Ну, разумеется, это пытались делать те, кто не знал, что «Стамбул – город контрастов». Однако, живенько. Забавно, что ресторанные зазывалы (точнее пацанчики из харчевен) бросаются на тебя, как регбийная команда заклятых врагов едва ты выйдешь из отеля. Хорошо, что я освоил «лексический минимум» и на вопросы «как делЯ?» отвечал «ийим, тешеккюр эдерим», как техасской скороговоркой. Хотя, местный Аллах мне в свидетели, так и подмывало в свете некоторого инцедента на море, произошедшего не за долго до поездки, ответить им на иврите. А ведь и в самом деле, нельзя не согласиться с персонажем «главного Винни-Пуха СССР» из небезызвестного фильма – «Почему этот кю говорит на языках, продолжения которых не знает?».
 
В отличие от славных наших предков, покорявших Крым и бравших Имамил – для приобщения к культурному наследию Византии, мечети им. христианской Св. Софьи нам хватило 20 лир (10 евро) с носа. И тут впервые были сорваны «розовые очки». Причем почти буквально. Если вы посмотрите в любой путеводитель – Святую Софию всегда снимают в одном ракурсе – со стороны площади Султанахмет, причем крупным планом. В результате мы видим колоссальное розовенькое сооружение, что, в общем, и почти без фотошопа понятно – вот оно ваше mustsee, натрите до блеска свои модные розовые очки и благоговейте.
 
Непосредственно же около фасада понимаешь всю трагедию этой постройки. Варварской эксплуатацией и весьма сомнительной реставрацией памятнику архитектуры нанесены такие раны, что оказавшись рядом я не испытал ни капли восторга, ни тени трепета. Ну, разве, что самую малость на весьма потребительском уровне. Кроме архитектурного стиля, пары орнаментов да одного, действительно изумительного фрагмента мозаичной иконы, тут мало что напоминает о первых хозяевах. Хотя, я заметил некий парадокс – византийские христиане уничтожили практически все материальные свидетельства величия языческой культуры древней Эллады, но мы почему-то подсознательно считаем, что азиатские захватчики-турки, не питавшие ничего ни к той ни к другой традиции, должны были с каким-то пиитететом отнестись к какому-то непонятному культурному наследию. Хотя, конечно жаль. Жаль, ведь если бы это было враждебное отношение, мы бы просто не угадывали ни в чем признаков иной культуры. Но случилось страшное – всем, чего достигла культура Византии, просто пренебрегли. В лучшем случае – нашли самое утилитарное применение. Впрочем, справедливости ради отметим, что и «младотурки» в общем не сильно церемонились с наследием османской эпохи. Не исключено, что просто место это такое проклятое, как территория, на которой стоит тольяттинский автогигант.
 
Поэтому, не став вымучивать восторг мы продолжили следовать намеченному плану и пошли к «голубой» мечети. Мави Джамии по праву заслуживает всех слов, которые о ней можно услышать. Добротная имперская постройка содержавшаяся надлежащим образом почти пять столетий. Вообще, культовые сооружения Малой Азии и Ближнего Востока, современные европейскому Ренессансу - наиболее передовые культурно-бытовые комплексы. Ведь если в христианском мире церковь была как бы противопоставлена светским проблемам, то тут «дервиш с Аллахом – братья на век», да простят мне афоризм те, для кого это не шутка. Тут пришедшим был (да и остается отчасти) и отдых для души в молельном зале - на приятных для мозолистых ног (или другой части тела для тех, у кого были ослики) пилигримов коврах. И отдых для тела в пристроенном караван-сарае. И пища для ума в библиотеке и медресе. Ну и поддержание гигиенического тонуса у кранов для омовения. Ну и конечно, игривая площадь Ат Мейданы на месте бывшего ипподрома с установленными на ней колоннами и обелисками в ассортименте.
 
 
Как ни жаль, это великолепие практически никак не отразилось на окружающей застройке. Если спуститься по кривой и горбатой неумело мощеной улочке в сердце квартала Джанкуртаран, то проскочив вниз мимо пары улиц с бутафорскими «бутик отелями» под османскую старину – бетонные коробки отделанные мореным сайдингом, вы увидите не то чтобы подлинный Стамбул, но его нутро. При этом, надо быть начеку – наличие обратных углов на перекрестках и резкий клон дороги не останавливает «башибузуков», мчащихся на своих железных конях. Тротураы тут тоже не в почете в виду наличия их отсутствия. Впрочем, это та «часть нутра», которая еще далека от той его части, где вкусная и здоровая пища окончательно теряет свое благородное название. Есть в городе и такие кварталы, которые не просто контрастируют, но и вовсе антогонизируют со всем, что бы вы до этого не увидели в Стамбуле. Полные всех оттенков безнадежности кварталы трущоб, о которых с такой нежностью и пылом часто писали советские журналисты-международники, рядом с туристическим Стамбулом, почти не замечаемая даже любителями чернухи.
 
Пройдя мимо Малой Айя Софии, настолько малой, что я и не заметил, как мы прошли ее мимо, мимо заросших и замусоренных остатков дворца Буколеон можно выйти к ковровому рынку Араста (бывшие конюшни султанских лейб-драгун), где находится небольшой музей мозаики. Над этим торжищем нависает громада Голубой Мечети. Если вам понравился мозаичный фрагмент в Айя Софии – обязательно посетите как можно больше мест, связанных с мозаикой. Она действительно восхищает. Через улочки Джанкуртарана, среди немногих сохранившихся старых деревянных домов, являющих собой жалкое зрелище, пройдя через проемы в старинных стенах, мы вышли к Босфору.
 
На мой взгляд нет в этой части Стамбула двух более бесполезных вещи чем стена, никого не защитившая в этом городе (ее даже не смогли приспособить для экономии стройматериалов при постройке домов вдоль моря) и, собственно, сам Босфор. Стоя на берегу, у запыленной и ветхой стены с одной стороны и шоссе, отделяющего от кромки воды я смотрел на белую от солнца гладь пролива и не чувствовал восторга, а дующий с моря ветер не освежал. Мы шли вдоль ветхой стены, в которой кое-где «старые мастера» прорубили оконные проемы, за которыми уже не было самих домов, а южное солнце безразлично светило в затылок. Полный решимости и отсутствия интереса к деталям бросок и мы снова у Святой Софии, у ворот на территорию старого султанского дворца Топкапы. С полным осознанием своей высокой миссии в тени арки ворот многозначительно сжимают немецкие автоматы ikiaskeri (два бойца). Мы их не боимся, но и внутрь не идем. График, у нас есть график.
 
Сердце Стамбула
 
И тут, лично для себя, я обнаруживаю «подлинный Стамбул». От ворот в Топкапы и вдоль заднего фасада Святой Софии идет тенистая улочка Со(г)юкчешме. Постепенно она становится узкой-преузкой, горбатой-прегорбатой. А мостовая щербатой-прещербатой. Вдоль стен располагаются топчаны и кальяны чайханы в «народном духе». Завершается спуск на площади, рядом с остановкой трамвая Гюлханэ, напротив ворот Высокой Порты. Там же находятся медресе, мечеть Султанзейнеп и бывший фонтан. Эта площадь одно из немногих мест, олицетворяющих предварительное представление о романтичном «старом городе», которое не портит не разноязыкая суета, ни современный трамвай.
 
 
Отсюда до нашего CelalSultan минута ходу. Вдоль трамвайных путей легко выйти к Галатскому мосту, Новой мечети и старому Египетскому рынку. Но прежде мы даем себе немного отдыха, подкрепившись на крыше какого-то отеля в ресторанчике Imbat на «трамвайной» улице Мурадие. Отель этот примерно напротив отеля BestWesternEmpirePalace. На этой улице, кстати хорошо видно буйство фантазии застройщиков конца 19-го века. Узкие, как в Амстердаме дома, с фасадами по тогдашней французской моде. Конечно с османскими полу-балконами, тянущиеся к небу, будто нью-йоркские небоскребы. «Imbat» ресторанчик средненький, хотя на фоне остальных соседей он «поднимается в чартах», но зато вид на парк Гюльхане и слияние Золотого Рога с Босфором просто отличные. Его даже не портят шибко умные соседи, которые со все тем же стамбульским вкусом и пониманием гармонии архитектуры стараются построить дои не просто выше, чем у других, но и так, чтобы закрыть обзор соседям, что стоят дальше от берега. Открытая терраса ресторана на крыше – неплохая обзорная точка. Сразу становится проще сориентироваться. Вдалеке виднеется Галатская башня, дворцы Долмабахче и Чаралы, и, конечно, краса и гордость новой Турции – Ортакёй, гигантский подвесной мост через Босфор, красиво подсвеченный ночью и переливающийся разными цветами. Но это наши завтрашние утренние планы.
 
Возвращение к реальности было жестким. Выскочив на многолюдную площадь у вокзала Сиркеджи, мы окунулись в людской водоворот, испытав целый букет противоречивых фобий. Как ни советовали коллеги-путешественники, желания вкусить у причала бутерброд с босфорской рыбкой, которую жарят прямо на лодках, не было ни какого. К слову, этот не то же что, бутерброд с рыбкой в буфете Большого Театра. Это буквально потрошеная тушка зажаренной хамсы в булке. Скелетик inside.
 
Оставалась последняя задача первого этапа – вернуться на свою улицу Йеребатан и окунуться в затхлую прохладу цистерны Базилика. Но до этого была еще одна, предпоследняя задача, вырваться из людского водоворота у Новой мечети. Продираясь по безликой бетонной ул. Анкара, мимо вереницы лавок с контрафактом, столпотворение шопящихся девочек-ниндзя в паранджах, мы буквально на рысях проскочили нашу улицу и кубарем скатились в цистерну, дарящую много тени, влаги и прохлады.
 
Похоже, цистерна не всегда была водохранилищем, а когда-то использовалась и по обратному назначению, судя по подозрительным технологическим отверстиям в потолке. Как-то вдруг вспомнился детский анекдот про джина из лампы и изможденного «афро-африканца», пожелавшего быть белы, много воды, женщин и ставшего фаянсовым унитазом в дамской комнате. Мы шли по скользким мосткам в поисках разрекламированного лика античной медузы, а под нами в плавали декоративные рыбы. Рядом для вечернего представления готовилась сцена и освещение. То-то было бы раздолье поклонника «готического» стиля. Медузу так и не нашли. Удовольствие прогулки «по подвалу с протекшим водопроводом» стоило десятку. Жаль мужики из нашего ЖЭКа не знают.
 
На поверхности в нас всеми своими лапами (у него есть лапы?) вцепился послеполуденный зной. Тут-то мы и поняли цену шаговой доступности отеля, находившегося за углом. Оказавшись в прохладном номере и откупорив припасенную бутылку Moёt’а мы сошлись во мнении, что узнали о контрастах и преданьях старины безликого города слишком много чтобы желать материализации чувственных идей. Любовь к этому городу казалась сложнейшей задачей научной магии. Хотя, как в последствии оказалось, мы даже совершили прямо-таки магический ритуал, ибо маршрут наш описывал контур стилизованной пиктограммы сердца, а спуск в подземелье вполне можно рассматривать, как пронзание стрелою Купидона.
 
-Любовь, Фимка, у них, по-латински, будет «амор»! И глазами так «У-у!».
 
 
 
To becontinued.