закрыть

Регистрация

 

 



закрыть

Забыли пароль?

Введите ваш адрес электронной почты – мы вышлем вам новый

  


закрыть

Пожалуйста авторизуйтесь или пройдите короткую процедуру регистрации

 

Забыли пароль?

ГлавнаяИдеи для путешествийЛыжи и сноуборд → Horrors of Montenegro- четыре истории

Horrors of Montenegro- четыре истории

Москва-Подгорица-Жабляк-Бар-Тиват-Москва

ФОТО

26 ноября 2009 г.

Автор: Lora

Дата начала: 31 декабря 2006 г.
Дата окончания: 07 января 2007 г.

 



История первая. Ночь живых мертвецов.
 

 

30 декабря. 16-00. Аэропорт Внуково. Больше всего живых мертвецов напоминали желающие побывать на земле фараонов: 4 рейса в Хургаду и Шарм-Эль-Шейх задерживались часов на 5 каждый. На фоне мытарств египетских товарищей по несчастью, сообщение о том, что наш рейс «Москва – Подгорица» отложен всего лишь на час, вызвало бурю восторга у всей компании. Мы попили чаю (стоя, так как мест в принципе быть не могло), зарегистрировались (без боя, ибо египетские были оттеснены надолго) и прошли в зону отлета. Вскоре на табло появился наш рейс с сообщением о начале посадки. Однако у нужных ворот посадки не было. Не было ее и у всех прочих ворот. Толпа поклонников Монтенегро металась по зоне вылета, пытаясь понять, где же происходит объявленная посадка. Меж тем, согласно информационному табло, наш рейс благополучно вылетел в Подгорицу.

 

Ситуация принимала мистический оборот: разговаривать с нами никто из персонала «Внуково» не стал, из зоны вылета никого не выпустили. Один смышленый дяденька позвонил с мобильника в справочное бюро «Внуково», где ему сказали, что наш рейс уже вылетел. Мы потихоньку стали завидовать египетским мумиям: с ними хотя бы не вели информационной войны. Народ с рейса на Подгорицу стал медленно, но верно превращаться в живых мертвецов: тетки скандалили, а особи мужского пола соревновались друг с другом в литрбол. Когда задержка рейса достигла 4 часов, по залу принялась носиться женщина в форме с криками: «На Подгорицу, кто на Подгорицу! Быстро проходите на посадку!» Неужели все? Неужели наконец отдых? Самолет взлетел. Я мирно дремала в кресле в первом салоне.

 

Вдруг наше транспортное средство затрясло, из второго салона раздались истошные женские крики, все стюарды и стюардессы бегом кинулись во второй салон. Через 5 минут оттуда вынесли юношу с кровавым месивом на месте лица, потом вывели женщину с разбитым носом, потом мужчину средних лет без внешних повреждений. Я, типа отправилась в туалет, а сама спросила стюардессу о том, что происходит. Выяснилось, что парень, которого вынесли первым, косо посмотрел на пьющую компанию. Компании, это естественно не понравилось, стали разбираться, кто кого уважает, а женщина – мама парня, которая пыталась защитить сына.
 

- Вот ужас! – отреагировала я, выслушав стюардессу.
- Ха! Это еще не ужас! Ужас, в том, что мы их утихомирить не можем. Командир экипажа запросил Белград об экстренной посадке. – Стюардесса ушла.

 

А на меня напало тупое оцепенение. Дело в том, что в аэропорту Подгорицы к нашей компании должен был присоединиться еще один участник поездки, которого именно я и пригласила. Этот парень, положим и в Белград бы доехал, еще побыстрее самолета, но все равно, неудобно перед человеком, согласитесь. Надо было, что-то делать. Вернувшись на место, я растолкала сидящего на двух креслах бугая и кратко обрисовала ситуацию. Как ни странно бугай понял, поднялся, и едва не задев головой потолок, пошел во второй салон. Через пять минут бугай вернулся, буркнул, что полетим мы куда надо и снова заснул. Еще через полтора часа мы благополучно приземлились в Подгорице. Нас встретили машины «Скорой помощи» и Полиции. Сначала вынесли пострадавших, потом выволокли нарушителей порядка. И только после всего этого, мы пошли на паспортный контроль. В сухом остатке: вместо запланированных максимум 24 часов 30.12.2006, мы прибыли в наш отель в городе Жабляк только в 5 утра 31.12.2006.
 


История вторая.  В которой Пятачка чуть не сбросили с обрыва.


Первый день нового года ознаменовался проливным дождем. Метания по склонам пришлось отложить ради культурной программы. Основная часть нашей группы отправилась в монастырь по соседству. А мы со встретившим меня приятелем отправились к морю. Чтобы попасть из Жабляка на побережье надо проехать весь каньон реки Тара. По фото можно увидеть, что каньон столь же опасен, сколь и красив. С одной стороны дороги горы, местами скалы, а с другой пропасть, где несет свои воды зеленая Тара. Ехать по этому ущелью в дождь есть неописуемое удовольствие: на крышу машины постоянно падают булыжники, которые со скал сносят потоки воды, местами машина буквально по самые колеса оказывается в лужах. Ям не видно, поэтому ты постоянно подпрыгиваешь, как на тренажере для любителей заездов на быках. 
 

В январе темнеет рано, и пора было озаботиться поисками еды, а посколько по плотности точек общепита на кв. км. проселки Черногории все еще несколько отстают от парижских бульваров, то мне показалось логичным выяснить желанный адрес у местного населения. Мы зашли в придорожный магазин и обратились, радуясь похожести братских языков, с пространной речью, состоявшей из слова "кафе" и недвусмысленного жеста к продавщицам. Понятливые дочери гор тут же позвали юношу, владевшего английским языком. На вопрос "кафе?", сопровожденный недвусмысленным жестом, юноша, владеющий английским языком, молча показал пальцем на противоположную сторону дороги. Там действительно находилась точка общепита, войдя в которую я почувствовала себя в декорациях небезызвестного фильма Тарантино, настолько мрачно выглядело пустое помещение в свете одинокой лампочки, горевшей вполнакала. И сообщение владельца заведения, что еды у них нет, нас не огорчило.

 

Потом мы поехали в Бар и, промотавшись по городу в поисках приличного кафе, остановились в пиццерии. Там нас разморило, да и пришлось ждать, пока хозяин разыщет по всему городу сдачу с крупной купюры в 50 евро, и идти смотреть старый Бар уже никто не захотел. Поехали обратно в Жабляк. В это время погода изменилась: сильно похолодало. Дорога назад превратилась в сплошной каток. В какой-то момент мне поплохело от ужаса: нас понесло в пропасть. Буквально в секунде от катастрофы водителю удалось справиться с управлением и вывернуть транспортное средство в нужном направлении. Мы остановились.


- Ну чего, видишь, как быстро катастрофы происходят! Даже испугаться не успеваешь! – приободрил меня приятель и ударил по газам. Мы поехали дальше. Я сидела и думала, что, во-первых, испугаться я успела, а во-вторых, так глупо погибать мне совершенно не хотелось. Мои размышления были прерваны тем, что мы опять потеряли управление и полетели в очередную пропасть. Правда, второй раз это было уже не так страшно, и единственная мысль, которая пришла мне в голову после избегания второй катастрофы: «А не пойти ли мне дальше пешком!».



История третья. Ski, Rabbit, ski.


На четвертый день наступил счастливый миг приобщения к горнолыжному спорту. Уже к двум часам дня я с еще одним припозднившимся приятелем как штык стояла у подъемника. Остальная компания каталась  с 9 утра и приветственно махала нам руками с трассы. Забравшись на гору, я приготовилась к неизведанному доселе наслаждению. Хотя я и встала на горные лыжи первый раз в жизни, волнения, соответствующего торжественности события у меня не наблюдалось. С детства я катаюсь на беговых лыжах, частенько забираюсь на горы, от чего из трех пар лыж, две у меня были разбиты вдребезги. Просто лыжи неправильные попадались. Зато ожидания чего-то необычного просто распирали, хотелось предверить спуск некой мажорной песней, но никакая песня в тот день не показалась мне достаточно мажорной чтобы отразить высокий градус настроения. Итак, поставив ноги параллельно друг другу, я толкнула палкой и поехала. Чего-то мне показалось, что медленно, и я оттолкнулась еще раз. Мои лыжи стали стремительно набирать скорость, одну палку я тут же упустила, а второй пыталась удержать равновесие. Трасса заканчивалась автостоянкой, впереди по ходу движения синел микроавтобус. Столкновение было необратимо. По счастью, между мной и автобусом оказалась снежная яма, в которую я во всего маху и влетела. Из ямы меня вытащил знакомый:


- «Ты, что на лыжи первый раз встала?» – спросил он
- «А что сильно заметно?» - спросила я.


Мне хмуро кивнули, и в течение следующих 10 минут я получила подробный инструктаж по катанию на горных лыжах. Вооруженная знаниями я полезла на гору второй раз, и больше ничего страшно не произошло. Уже через час я легко и уверенно рассекала снежные просторы. Спасибо учителю за его науку! 

Неужасное отступление: Apres ski. Есть в Черногории и такое. В гостинице Энигма – вполне приличный ночной клуб, в центре Жабляка пара ресторанов. Еще можно прокатиться на Черное озеро, там красиво, есть ресторанчики, с дешевой едой и большими порциями.

Еще одно отсутпление: прокат горнолыжного оборудования  в день обходился в 10 евро. Все подъемники Жабляка на неделю еще в 70 евро. Для обучения новичков работают инструкторы. Можно заниматься в группе или индивидуально. Одна девушка из нашей компании, дама, в отличие от меня степенная и обстоятельная, наняла симпатичного парня. За день он поставил ее на лыжи, обучил всем азам мастерства. И каждый день, все время пока мы катались, подходил и справлялся как идут дела. 

 

История четвертая. Бал монстров.


В этот день на трассы мы приехали рано. Работало 3 подъемника: один кресельный и два бугельных. Покататься на кресельном подъемнике я так и не собралась. Зато бугельные освоила оба: и тот, что для начинающих и тот, что для чуть более опытных. До обеда я осваивала трассу для чуть более опытных: там отличные горки, мало народу, но есть небольшие сложности спуска. После обеда разморенная и довольная, я присоединилась ко всей компании на более легкой трассе. Пара спусков прошла успешно, а на третьем меня настиг мой апокалипсис. Я сошла с подъемника, остановилась на секунду поправить курточку и… все… темнота. Следующий кадр, который я помню: я сижу в баре, уже не в горнолыжной обуви, а в своих ботинках, передо мной стакан чая. Я осознаю, что прилетела в это место на самолете, но я совершенно не понимаю, в какой точке земного шара нахожусь. Более того, я не понимаю, кто я. Вокруг мелькают какие-то лица, какой-то парень произносит какое-то имя. До меня смутно доходит, что это мое имя, а произносит его Виктор, парень из нашей большой компании.

 

Девушка, в которой я узнаю подругу Иру начинает говорить со мной по-французски, а мальчик, сын другой подруги спрашивает: «Кто написал Муму?». Темнота в моем сознании постепенно расходится и на место ей приходит невыносимая головная боль. Но боль ничто по сравнению с ужасом, когда ты осознаешь, что не знаешь кто ты. Это только в мексиканских сериалах амнезия веселит героиню, в нормальной жизни от страха сердце выскакивает из груди, а руки отказываются слушаться. Мне рассказывают все историю: когда я поправляла куртку, в меня сзади на скорости въехал полупьяный мужик 120 килограмм веса. Какие-то его друзья помогли мне спуститься и снизу трассы передали меня в руки моих друзей. Ира сбегала в пункт проката и отдала назад мое горнолыжное обмундирование, а потом переобула меня в нормальные ботинки. Виктор принес чаю, а же все это время что-то делала и с общих слов вполне осмысленно. Ничего из того, что мне рассказали, я не помню до сих пор. Виновник моего падения даже не подошел извиняться. Подходила самая трезвая девица из их компании, что-то говорила, но особого сожаления и участия я от нее не помню. Весь следующий день я провалялась в номере с температурой под 38 градусов и головной болью. А потом настал день отъезда, я прочувствовала каждую впадину и камушек на дороге.

 

Думаете такое приобщение к горнолыжным удовольствиям меня отвадило? Ничуть не бывало, уже на следующий год я самозабвенно бороздила склоны Целль Ам Зее. И в этому году меня ждет Капрун.